суббота, 19 мая 2012 г.

Первые Русские В Индии. Часть 1. / The first Russians in India. Part 1.

       Давно я ничего не писала в рубрику "Мир вокруг нас". Сегодня хочу исправить это упущение, и рассказать о двух великих людях, о которых не всякий знает. Но люди эти поистине заслуживают того, чтобы о них знали и помнили. Это первые русские посетившие Индию. Это сейчас не велик подвиг приехать в Индию - залез в интернет, почитал, заказал билеты, сел на самолет и прилетел, побегал по достопримечательностям и базарам, погрел живот на солнце и обратно в свою тесную или не очень городскую квартиру. Это сейчас, а раньше добраться до дальних стран был настоящий подвиг, требующий приложения огромных духовных и физических усилий, это было преодоление устоев, обстоятельств, трудностей, лишений. Так вот сегодня речь пойдет об Афанасии Никитине, а в следуюий раз - о Герасиме Лебедеве. Начнем по-порядку.


        Афанасий Никитин родился в семье крестьянина Никиты (так что Никитин - это отчество, а не фамилия). В свое знаменитое коммерческое путешествие по Персии, Индии, Турции (описанное в книге "Хождение за три моря")  он отправился из Нижнего Новгорода, находясь в свите ширванского посла. В настоящее время часть территории Ширвана - Азербайджан. Через Ширван проходил оживлённый торговый путь, этот регион в течение многих столетий подвергался многочисленным иноземным нашествиям и входил в состав различных государств. В устье Волги астраханские татары напали о ограбили свиту. Положение Никитина было удручающим, т.к. он сильно задолжал и вернуться с пустыми руками он никак не мог. Тогда он решил пробраться в Индию где надеялся выгодно продать жеребца, и, купив нужных на Руси товаров, возвратиться домой. Неизвестно, откуда он взял средства на последующее путешествие, так как Ширваншах не пожертвовал и двух монет, чтобы помочь пострадавшим от морских разбойников. Никитин пишет: «А я пошёл в Дербент, а из Дербента в Баку». Однако он ошибся в расчёте:
«Налгали мне псы бусурманы, наговорили, что всякого нашего товара там много, а вышло, что нет ничего на нашу землю, все товар белый на бусурманскую землю, перец да краски — это дешево, но зато пошлины большие да на море разбойников много».
       Обманувшись в надеждах относительно торговых выгод, Никитин вдобавок подвергся и большой опасности:
«В Чунере хан взял у меня жеребца и, узнавши, что я не бусурманин, а русский, стал говорить: „И жеребца отдам, и тысячу золотых дам, стань только в нашу веру магометанскую; а не станешь в нашу веру, то и жеребца возьму, и тысячу золотых на голове твоей возьму“ — и сроку дал 4 дни, в госпожинки на Спасов день. Но Господь Бог смиловался на свой честный праздник, не отнял от меня, грешного, своей милости, не повелел погибнуть в Чунере с нечестивыми; накануне Спасова дни приехал Магмет Хоросанец; я к нему с челобитьем, чтоб похлопотал обо мне, и он поехал к хану и отпросил меня, чтоб в свою веру меня не обращали, и жеребца моего у хана взял. Таково Господне чудо на Спасов день! Братья русские христиане! Кто хочет идти в Индейскую землю, тот оставь веру свою на Руси, закричи: Магомет! — и ступай в Индостанскую землю». Отсюда можно предположить, что у Афанасия были влиятельные знакомые в Индии и Персии.
       В своей книге Никитин описывает и красоту южной природы, и богатство землевладельцев и вельмож, пышность дворцов их, и бедность сельского населения, и нравы, и облик жителей Индии:
«Познакомился я со многими индейцами (на языке того времени - индеянами), — говорит Никитин, — и объявил им о своей вере, что я не бусурманин, а христианин, и они не стали от меня скрывать ни об еде своей, ни о торговле, ни о молитвах и жен своих от меня не прятали; я расспросил все об их вере, и они говорят: веруем в Адама, а Бут — это Адам и род его весь. Вер в Индии всех 84 веры, и все веруют в Бута, а вера с верою не пьёт, не ест, не женится». «И тут есть Индейская страна, и люди все ходят наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякий год, а детей у них много. А мужики и жонкы все нагы, а все черны. Яз куды хожу, ино за мною людей много, да дивуются белому человеку…»
       Тяжело стало Никитину на чужой дальней стороне среди 84 вер:
«О благоверные христиане! Кто во многие земли часто плавает, тот во многие грехи впадает и веры лишается христианской. Мне, рабу Божию Афанасию, сгрустнулось по вере: уже прошло четыре Великих поста, четыре Светлых воскресенья, а я, грешный, не знаю, когда Светлое воскресенье, когда пост, когда Рождество Христово и другие праздники, ни середы, ни пятницы; книг у меня нет: когда меня пограбили, то и книги у меня взяли; я с горя пошёл в Индию, потому что на Русь мне было не с чем идти, не осталось товару ничего. Уже прошло четыре Светлых воскресенья в бусурманской земле, а христианства я не оставил: дальше Бог ведает, что будет. Господи, Боже мой! На тя уповах, спаси мя! Пути не знаю, как выйти из Индостана; везде война! А жить в Индостане — все истратишь, потому что у них все дорого: я один человек, а по два с половиною алтына в день издерживаю, вина и сыты не пью».
          Можно себе представить, какого сильного духа был этот человек Афанасий Никитин, если будучи в стране с чужой верой (а к вопросам верования тогда относились очень ревностно), терпя лишения и невзгоды, он все-таки остался верен православию и не принял чужой религии.
         А лишений и невзгод у него было много, т.к. средств к существованию у него не было, а единственная торговая операция, описанная в «Хожении» — перепродажа жеребца — обошлась ему в убыток (наложил на нём 68 футунов, то есть «остался в накладе»).
       Наконец Никитин выбрал путь домой — через Персию и Трапезунд к Чёрному морю и далее в Кафу (Феодосию). До дома он, однако, так и не добрался, а умер в дороге под Смоленском (на территории Великого княжества Литовского) осенью 1474 года. В 1475 году его рукопись оказалась у московского дьяка Василия Момырёва, и текст её был внесён в Летописный свод 1489, продублирован в Софийской II и Львовской летописях. Также сохранились записки Никитина в Троицком сборнике XV века.
          В новое время записки были обнаружены Н. М. Карамзиным в архиве Троицко-Сергиевского монастыря в составе Троицкого сборника. Карамзин опубликовал отрывки в 1818 году в примечаниях к VI тому «Истории государства Российского». Полностью сочинение опубликовал П. М. Строев в 1821 году в издании Софийской II летописи.
      В 1955 в Твери был поставлен памятник Никитину из бронзы и гранита.
      В 1958 году на Мосфильме вышел фильм «Хождение за три моря» Олегом Стриженовым в главной роли.
В статье использованы материалы Википедии.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...